Игорь Николаев: Почему российской экономике нужно больше ларьков

original - Игорь Николаев: Почему российской экономике нужно больше ларьковавтор Открытые медиа упрощаем доступ к общественно значимой информации
Россия вдвое отстает от Европы по удельному весу некрупных предприятий в ВВП. Эту пропорцию можно и нужно исправить

Тревожные цифры

Оценки по долям малого и среднего предпринимательства в экономике недавно впервые дал Росстат. По итогам 2017 года эта доля в ВВП Российской Федерации составила 21,9%. Рассчитывается этот показатель как отношение суммарного объема валовой добавленной стоимости (ВДС), созданной малыми и средними предприятиями (в том числе микропредприятиями) и индивидуальными предпринимателями, к ВДС всех хозяйствующих субъектов.

Хотелось бы, конечно, иметь в начале 2019 года итоговые данные за 2018 год, но приходится оперировать теми, которые дает Росстат: они часто появляются с опозданием. 2017 год — это тоже неплохо, с учетом, что аналогичных зарубежных показателей даже такой свежести нет (в основном — за 2015−2016 годы).

Читайте также...  Заключение любой кредитной сделки – процесс рискованный и скрывает за собой множество подводных камней. Одним из важных пунктов при получении любого займа является кредитная история (долговые обязательства)...

Сегодня отечественная статистика относит к предприятиям малого и среднего бизнеса субъекты хозяйственной деятельности, если они отвечают нескольким критериям.

Во-первых, есть ограничения по получаемым предприятиями доходам: не более 2 млрд рублей в год — среднее предприятие, не более 800 млн рублей — малое, не более 120 млн рублей — микропредприятие.

Читайте также...  Оформление быстрых займов в микро-финансовых организациях набирает обороты среди населения. Люди все чаще прибегают за помощью в Микро-финансовые организации для получения денежных средств на короткий срок...

Во-вторых, существуют ограничения по численности сотрудников: 101−250 человек — среднее предприятие, не более 100 человек — малое предприятие, не более 15 человек — микропредприятие.

В-третьих, установлены ограничения и по доле участия других лиц в капитале: доля участия государственных образований (РФ, субъектов РФ, муниципальных образований), общественных и религиозных организаций не должна превышать 25% в сумме; доля участия иных юрлиц не может быть более 49% в сумме; наконец, доля участия юрлиц, которые сами являются субъектами малого и среднего предпринимательства, не ограничена.

Читайте также...  Банки предоставляют потребительские кредиты на выгодных условиях...ндс вырос...

Эти критерии, в основном, соответствуют тем, которые существуют в зарубежной практике: там основной показатель — не более 250 человек для отнесения предприятия к сфере малого и среднего бизнеса.

А что в Европе?

Разобравшись с понятийным аппаратом и держа в уме оценку доли малого и среднего бизнеса в экономике России, неплохо было бы оценить: много ли это по сравнению с тем, что есть в других странах. Но сравнивать придется по немного другим показателям, которые используются в зарубежной практике.

Так Евростат использует следующие показатели: доля предприятий малого и среднего бизнеса в общем количестве предприятий; доля занятых на малых и средних предприятиях в общем количестве занятых в экономике; доля оборота малых и средних предприятий в обороте в целом по экономике.

Конечно, сравнивать по количеству предприятий и по числу занятых можно, но это не очень правильно, потому что экономику лучше измерять не такими количественными, я бы даже сказал — экстенсивными, показателями, а произведенной стоимостью. Поэтому среди названных показателей лучше использовать сравнение по обороту. Оборот (выручка) — это не совсем то, что в качестве оценки выдал нам Росстат (по валовой добавленной стоимости). Вот если бы из оборота (выручки) убрали материальные затраты — промежуточное потребление, то тогда было бы сравнение по валовой добавленной стоимости.

Итак, по обороту: доля малого и среднего бизнеса в европейских странах в основном варьируется около 50%, хотя. К примеру, в Норвегии в 2015 году она составляла всего лишь 27%, зато в Болгарии 61%. В Италии — на среднеевропейском уровне — 50%.

В России соответствующий показатель (по обороту) есть: в 2016 году он составлял 24,4% (по малым предприятиям, включая микропредприятия), и 4,8% (по средним предприятиям). Итого суммарно: 29,2%, то есть почти в два раза меньше, чем в среднем по Европе.

Означает ли нынешняя не очень большая доля малого и среднего бизнеса в российской экономике, что её непременно надо увеличить чуть ли не в два раза? Нет, не совсем так. Увеличивать надо, но не следует стремиться сделать это всеми правдами и неправдами. Потому что, во-первых, есть особенности крупных и малых экономик. В малых экономиках, условно говоря, крупному бизнесу и места-то нет. Недаром, наряду с Болгарией, долю малого и среднего бизнеса в экономике в размере около 60% имеют, к примеру, Румыния и Хорватия.

Во-вторых, важна и структура экономики. Вот, в Норвегии, как упоминалось выше, доля малого и среднего бизнеса очень невелика. А почему? В большой степени потому, что Норвегия — это нефтегазовая страна. Нефтегазовый бизнес — это крупный бизнес. Нет, здесь, конечно, могут и существуют разного рода небольшие сервисные предприятия, но не они определяют лицо отрасли. Россия — тоже нефтегазовая страна, и это обязательно надо учитывать.

В-третьих, имеют значение особенности пространственного развития. Если страна большая, то это естественным образом благоприятствует развитию крупного бизнеса.

Что стоит сделать России

Таким образом, России вряд ли стоит стремиться довести долю малого бизнеса в экономике до 50−60%, но примерно 40% (будь то по валовой добавленной стоимости, или даже по обороту) мы должны стремиться достичь.

Почему все-таки это надо делать? Еврокомиссия вообще считает развитие малого и среднего бизнеса ключевым фактором экономического роста, продвижения инноваций, создания рабочих мест и т. д. Все это верно, все это актуально и для России.

Однако у России есть и свои причины уделять приоритетное внимание вопросам развития малого и среднего предпринимательства. У нас — недостаточный уровень конкуренции в экономике, а это прямо сказывается на качестве товаров, на необоснованном росте цен. Больше будет малых и средних предприятий — сильнее будет конкуренция, а нам, потребителям, это только во благо.

Важно и то, что малый бизнес позволяет повысить материальную независимость граждан от государства. Пока в России идет обратный процесс. Если доля доходов от предпринимательской деятельности в общих доходах населения составляла в 2000 г 15,2%, то по итогам 2017 года эта доля составила уже всего лишь 7,6%.

Власти, казалось бы, понимают, что малое и среднее предпринимательство надо развивать, принимают разного рода «красивые» документы. Так в 2016 году была утверждена правительством Стратегия развития малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации на период до 2030 года. А недавно было заявлено о намерениях применить «регуляторную гильотину», чтобы значительно уменьшить число нормативных требований к бизнесу.

Однако на практике происходит все по-другому. С 2019 года, к примеру, ввели налог на самозанятых. Это что, в качестве мощной поддержки становлению малого бизнеса? Так что с одной стороны — лечим, с другой — калечим. Пока так. И пока так будет, задача развития малого бизнеса в России будет оставаться актуальной.



Читайте также...  Для современного человека в Казахстане очень важно всегда иметь подушку безопасности в виде крупной суммы денег. Но не всегда получается поддерживать свои накопления в нужном объёме, а различные жизненные ситуации...

imgonline com ua gifanimationtwopic zfkndr5fnqxa - Игорь Николаев: Почему российской экономике нужно больше ларьков
Источник
Читайте также...  Граждане нашей страны активно используют кредитки на протяжении семи-восьми последних лет.Кредитки с годами становятся все более востребованными...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.