Новости — Закат офшоров или построение новой финансовой реальности — как правильно войти на рынок ЕС

Бизнесменам, занимающимся внешнеэкономической деятельностью, уже стало очевидно, что вследствие глобализации экономического мира в международном финансовом секторе в последние годы произошли серьезные изменения, отразившиеся на многих финансовых процессах и изменившие восприятие многих участников рынка.

В медиа по всему миру, в том числе и в России и в целом на постсоветском пространстве, эти изменения принято связывать с так называемой «войной с офшорами». В массе публикаций ведутся рассуждения о том, что сама форма офшорного владения собственностью и активами дискредитировала себя и надзорные и фискальные органы многих стран пытаются ее искоренить, а само наличие офшоров уже якобы является признаком криминала и вызывает подозрение у призванных эти подозрения разрешать органов.

Однако дело в том, что дело-то как раз не совсем в офшорах.

Как пишет в публикации на «Спектре» д.э.н., профессор, директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев, «главный вопрос сегодня состоит не в том, есть в мире офшорные „лазейки“ или их нет. Он лежит в плоскости легального или незаконного обретения тех или иных средств. […] Поэтому правительствам всех стран мира следует не столько бороться с офшорами, сколько тщательно проверять происхождение средств, инвестируемых иностранными частными лицами и компаниями, активнее обмениваться информацией относительно подозрительных финансовых транзакций и по возможности унифицировать законодательство в сфере борьбы с коррупцией и отмыванием доходов».

Действительно, практические действия правительство большинства стран Европейского Союза, США и других государств, которые принято собирательно называть Западным миром, показывают, что сейчас для любого бизнеса, работающего в этих странах или желающего войти в это экономическое пространство, необходима полная прозрачность как финансовой, так и структурной деятельности. Важна также понятная, объяснимая преемственность бизнес структур, при которой нынешняя деятельность организации логически вытекает из ее прошлого опыта на рынке, а полученная прибыль или накопленные активы легко и прозрачно объясняется именно этой (заявленной) деятельностью.

Темные пятна. Владислав Иноземцев о том, почему США и ЕС капитулировали в войне с офшорными финансами

Другими словами, подозрительность и недоверие вызывают не сами по себе офшоры, а накопления, необъяснимого происхождения или, к примеру, официально заявленная деловая активность, для которой у компании нет даже очевидных средств производства.

Разумеется, при таком подходе уже не может более существовать и признаваться легитимным сам институт бенефициарства, когда истинные владельцы могут быть не указаны в правоустанавливающих документах компании, являясь при этом фактическими собственниками всех активов, извлекающими выгоду из деятельности организации, не раскрывая при этом свою личность.

«Оф­шоры стали применяться для сокрытия конечных бенефициаров компаний, владеющих дорогим движимым имуществом или жильем (сегодня до 90% бизнес-джетов и 80% яхт длиной более 100 футов зарегистрированы в офшорах, а более 35 тысяч объектов недвижимости в одном только Лондоне не имеют известного властям конечного владельца)», — пишет Владислав Иноземцев.

Вот только воспользоваться этими активами, превратить их, скажем, в свободные средства с целью инвестирования теперь сделалось весьма непросто, потому что в странах Западного мира начали задавать неудобные вопросы.

c56fa81603d5c1813265a4497debcda3 - Новости - Закат офшоров или построение новой финансовой реальности — как правильно войти на рынок ЕС

Главное здание офиса ABLV в Риге. Фото REUTERS/Scanpix/Leta


Источник

А вы что думаете по этому поводу? Оставьте пожалуйста свои мысли и рассуждения в комментариях ниже.


8 1000kh100 - Новости - Закат офшоров или построение новой финансовой реальности — как правильно войти на рынок ЕС



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.